Что России делать с разбухающим бюджетом и резервами

Наличие свободных – или условно свободных денег всегда вызывает бурные споры и желание потратить их на разнообразные благие цели. Таково свойство человеческой природы. Поэтому неудивительно, что большой профицит российского бюджета и растущие резервы, законсервированные в Фонде национального благосостояния, стали в России одной из главных тем для обсуждения и у рядовых граждан, и у представителей власти. Действительно, несмотря на тщательно лелеемый Минфином миф о сирости бюджета и нехватке денег, в российской казне дела сейчас идут замечательно.

Собираемость налогов растет опережающими темпами уже несколько лет – в основном за счет улучшения технологий и налогового администрирования. Мытари, не выходя из своих офисов, могут видеть цепочки сделок, а с появлением онлайн-чеков – даже самые мелкие бытовые транзакции. Понятно, что высматривать каждую чашку кофе, купленную в отеле, никто не будет – это скорее изящный пиар-ход главы Федеральной налоговой службы в интервью Financial Times. Но создание налоговикам имиджа всеведущих и всезнающих улучшает налоговую дисциплину в России едва ли не лучше, чем показательный процесс над владельцем "Тараса Бульбы". При снижении числа проверок ФНС постоянно растет средний чек доначислений.

В 2018 году доходы федерального бюджета выросли на 29% (в основном за счет экспорта), а расходы – всего на 2%. Профицит составил 2,7% ВВП. Первое полугодие этого года было еще более хлебным для государства: профицит – 3,1% ВВП, первичный профицит (до обслуживания долга) – 3,8%. 

Сборы НДС выросли на 17%. Здесь сказалось повышение базовой ставки налога на 2 процентных пункта и несколько выросшая инфляция, но даже если очистить рост сборов от этих эффектов, то улучшение собираемости все равно получается весьма значительным. Регионы получают выгоду от роста сборов налогов на прибыль и доходы физических лиц. 

Принудительная маркировка товаров и контроль за операциями физлиц в ближайшие годы приведут к усилению налоговой дисциплины и по другим налогам – и по тем, что собираются в федеральный бюджет, и по тем, что в региональные. Если исключить аттракционы неслыханной щедрости и наращивание расходов (а это маловероятно при сохранении нынешнего курса), нас ждет несколько лет профицитного бюджета с существенными излишками от нефтегазовых доходов. 

В России уже третий год, как возобновлено действие бюджетного правила, по которому сверхдоходы от цены нефти выше $41,6 за баррель отправляются в Фонд национального благосостояния (ФНБ). Средства закупаются в течение года на открытом рынке или (в сложной рыночной ситуации) напрямую у Центробанка. Официально закупки предыдущего года переводятся в ФНБ только в июле, что резко увеличивает его сумму. 

В этом году в июле в ФНБ было зачислено примерно $64,9 млрд (в пересчете по курсам валют на 31 июля), закупленные за 2018 год, и на 1 августа объем фонда составил $124,1 млрд, или 7,9 трлн рублей. В этом году Минфин уже успел закупить еще примерно $29 млрд. То есть суммарно резервы правительства на сегодня составляют около $153 млрд, а к концу года по самому консервативному сценарию превысят $170 млрд (более 10% ВВП). Ликвидная часть ФНБ (без таких вложений, как взносы в капитал госбанков или дефолтных облигаций Украины) на 1 августа составляла $98,5 млрд, на конец года ликвидные вложения в иностранные активы составят не менее $145 млрд. 

По закону, когда размер фонда превышает 7% ВВП (а это уже произошло), государство может начать тратить эти средства на более широкий спектр целей, чем поддержка Пенсионного фонда или выплата долгов. Сейчас наиболее жесткую позицию занял, как обычно, Центробанк – там уверены, что трата средств ФНБ будет носить инфляционный характер, поэтому идеальный вариант – продолжить копить резервы. Минэк, наоборот, не возражает против того, чтобы потратить эти средства на меры, стимулирующие экономику. Наконец, Минфин традиционно уклончив и рассматривает различные варианты. 

Действительно, к казенным инвестициям и их способности стимулировать экономический рост очень много вопросов. Так что надо рассматривать альтернативы, и они есть. 

В сложившихся условиях – при больших резервах и растущих налоговых поступлениях – стоит подумать о традиционном для тех же США варианте – временном (если постоянное – это анафема) снижении налогов. Временное снижение НДС применялось в Евросоюзе после кризиса 2008–2009 годов наряду с наращиванием расходов. Никто не мешает России откатить недавнее повышение НДС на 2 процентных пункта, которые на деле оказались сейчас лишними. 

Возможно, в дополнение к нефтегазовому бюджетному правилу стоит ввести еще одно – "правило налогоплательщика", которое бы устанавливало, что если собираемость налогов увеличивается быстрее инфляции и экономического роста, то в первую очередь снижаются налоги. В отличие от льгот для отдельных категорий бизнеса при такой политике выгоду получат все. Более того, план постепенного снижения НДС может стать реальным драйвером экономического роста. Еще более полезным было бы снижение социальных взносов, хотя здесь потребуется несколько лет тяжелой работы налоговиков, затрагивающей достаточно большие группы не только предприятий, но и граждан. 

Чтобы рост собираемости налогов не вызывал активного возмущения, выгоды от него должны быть ощутимы не только для фискальных органов, но и для предпринимателей. Если технологии позволяют лучше собирать налоги не меняя ставок, снижение налогов может стать стимулом экономического роста. 

Очень хорошее финансовое положение государства и высокий спрос на рублевый долг дают России сейчас необычайно большое пространство для маневра. Из-за старых ушибов финансовые власти по-прежнему ведут себя очень сдержанно и считают бюджетную стабильность священной, в то время как адепты промышленной политики скорее предлагают раздать дотации или напечатать денег, чем снизить давление на налогоплательщика. Однако если готовиться не только к черному дню или новому раунду санкций, то России надо встраивать в бюджетную систему механизмы не только резервирования излишков от хорошей экспортной конъюнктуры, но и разделения плодов отличной работы ФНС с налогоплательщиками. Это будет справедливо и поспособствует ускорению экономического роста. Альтернатива – идеальные бюджетные показатели в стагнирующей экономике с беднеющим населением. 

 

finam.ru

Источник ➝

Подачки власть не оправдают: Старики с пенсией в 9000, шесть тратят на ЖКХ

Депутат от фракции КПРФ Юрий Афонин о том, что спасет от разбоя коммунальщиков

После отставки правительства Медведева сразу после послания президента Федеральному Собранию на должность премьер-министра был предложен глава ФНС Михаил Мишустин. Тогда перед голосованием налоговик посетил фракции парламентских партий и ответил на вопросы депутатов. В том числе и депутатов от фракции КПРФ. Ответы кандидата на вопросы, касающиеся дальнейшего социально-экономического курса, коммунистов не удовлетворили.

Как результат — преемник Медведева не получил голоса депутатов-коммунистов.

А как сегодня во фракции оценивают первые шаги правительства Мишустина?

— Конечно, месяца мало, чтобы давать оценки какой-то работе,, потому что на самом деле события, связанные со сменой правительства, с одной стороны, для многих оказались неожиданными, — говорит заместитель председателя ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы Юрий Афонин. - С другой стороны, КПРФ считали, что надо менять и курс, и правительство, которое не справлялось даже с теми задачами, которые ещё в предыдущем послании ставил президент. Была «Стратегия-2020». Обещанного к двадцатому году процветания нет, майские указы не реализованы, запуск национальных проектов показал, что почти триллион рублей оказался невостребованным, программа тоже пробуксовывает.

Поэтому нужно было не только сменить правительство, но самое главное — сменить курс. Вот сейчас правительство поменяли, надеемся, что оно с точки зрения исполнительской дисциплины будет более грамотно подходить к решению задач. Но, тем не фракция КПРФ не голосовала за Мишустина при утверждении на должность председателя правительства, мы воздержались.

Потому что ни тогда, ни сейчас пока не можем оценить вектор, курс. А курс — важнее конкретных лиц. Не ясно: это курс на развитие экономики, создание рабочих мест, производства, поддержки населения, борьбы с бедностью или же — курс на выкачивание денег у населения, работа во имя интересов крупных олигархических структур.

Поэтому если реально говорить об оценке деятельности правительства Мишустина, то это я думаю, что должен пройти примерно год. То есть под конец 2020 года мы должны посмотреть, в том числе на один из ключевых показателей, которые характеризуют деятельность правительства: это рост темпов экономического развития, выход России в ведущие мировые державы. Но без решения ключевых экономических задач это сделать невозможно.

С другой стороны, многое зависит от Минфина. А у нас в Минфине, правда уже не в должности первого заместителя, сидит бухгалтер, задачи которого минимальное количество денег направить на развитие экономики, а максимальное сложить в кубышку, до так называемых худших времён, а худшие времена могут прийти в любой момент, если не развивается экономика и не заработала промышленность. Поэтому будем смотреть. Пока по каким-то параметрам оценивать очень сложно.

«СП»: — Вы говорите о неопределенности курса, но Михаил Мишустин дал понять, что ничего менять не надо, работа, проведенная Дмитрием Медведевым, их устраивает, и они просто будут более эффективно работать в этом же направлении.

— В заявлении звучит корпоративная солидарность. Не надо надеяться, что кто-то из власти будет предъявлять к нему претензии, критиковать. Тем более после недавнего интервью президента Путина, где он сказал, что они с Медведевым друзья, хорошо друг друга понимают. Да и назначение Дмитрия Анатольевича на столь важный ключевой пост заместителя руководителя Совета безопасности подтверждает, в целом это одна команда президента Путина.

Хотя, с другой стороны, важно не то, кто как оценивает деятельность предыдущего правительства. Тот же Кудрин, глава Счетной палаты, после отставки Медведева достаточно нелицеприятно отозвался об эффективности использования средств, финансовой дисциплины и так далее. Вопрос в том, что будет делать обновленный кабмин для улучшения экономической ситуации.

Мишустин во время встречи с нашей фракцией в Государственной Думе перед голосованием прямо заявил, что считает нецелесообразным введение прогрессивной шкалы налогообложения, не поддержал наше предложение о пересмотре антинародной пенсионной реформы. Поэтому после этого разговора мы и не голосовали, не поддержали кандидатуру Мишустина в качестве главы правительства.

Ключевая задача — это экономический рост. Президент в своём послании выразил необходимость поддержки через систему различных материальных выплат малообеспеченных слоев населения. Но это предполагается делать только через социальные выплаты.

Одними социальными выплатами развитие страны невозможно обеспечить. Для человека важна его заработная плата, пенсия. Если будут создаваться новые производства, расти заработная плата, то, возможно, и социальные выплаты в том объеме не нужны. Человек сам может на свою зарплату купить всё необходимое для своей семьи.

А если заработная плата низкая, прожиточный минимум 12.000 рублей и на этом уровне находится МРОТ, а жилищно-коммунальные услуги съедают почти половину дохода, то какие могут быть темпы развития, откуда будут появляться новые рабочие места? Эти самые 20 миллионов высокотехнологичных рабочих мест, о которых мы слышим не один год. Если экономика сохранит сырьевой характер, а деньги за проданные нефть, газ, уголь будут загоняться в кубышки, КПРФ против такой политики.

«СП»: — Вы помянули Алексея Кудрин. С чем связаны его постоянные негативные оценки Медведева, даже сейчас, после его отставки? Идет борьба за власть?

— В свое время Кудрин и Медведев были в одной правительственной команде, там часто «искрило». Уход Кудрина, думаю, был связан, в том числе, и с позицией Медведева, и с их межличностными отношениями. Другое дело, что Силуанов и Кудрин - это представители ультралиберального крыла в правительстве, и с ними связано торможение экономики: закачивать деньги не в экономику, а в кубышку, размещать свободные средства в западных ценных бумагах и так далее.

Им не удалось нормализовать систему, чтобы из страны не выкачивались деньги и не уходили через офшоры на западные счета. Экономика теряет огромные средства. У нас только по официальным оценкам более 20 миллионов человек нищенствует, а 3% владеют 90% национального благосостояния — это приговор любому правительству.

У нас банковский капитал доминирует и самые большие прибыли у госбанков. А основную прибыль должны приносить промышленные предприятия. Но банковский сектор не хочет, в том числе, финансировать производство. От этого низкие зарплаты, теневая экономика, неуплата налогов, частое использование фактически полу-рабского труда.

«СП»: — На фоне всего этого мы наблюдаем рост тарифов ЖКХ. Насколько экономически обоснованы счета за услуги ЖКХ?

— В поправках в Конституцию, предложенных КПРФ, говорится, что расходы на жилищно-коммунальные услуги должны быть не больше 10% от совокупного дохода семьи. За последние 20 лет тарифы взлетели в 30 с лишним раз, а доходы в 6,5, но это — чисто формальные доходы. Потому что из-за инфляции реальные доходы населения не растут уже шесть лет.

На одном из приемов жителей ко мне пришла женщина, одинокая, у неё пенсия 9.000 рублей, жилье топится углем, в зимний период ей примерно нужно 6.000 рублей, чтобы обеспечить теплом жилье. В итоге у неё на еду остаётся 100 рублей в день. Вот такое у нас «социальное» государство.

Антимонопольная служба отрегулировать тарифы, чтобы остановить рост цен на услуги ЖКХ почему-то не может. Тарифы завышаются, при этом растет и процент у банков при переводе оплаты за жилищно-коммунальные услуги. Почему банки паразитируют на платежах за жилищно-коммунальные услуги, которые и так завышены? КПРФ разработала и внесла на рассмотрение законопроект о запрете взимания банковской комиссии при оплате жилья и коммунальных услуг.

Мы так же обратились к Мишустину навести порядок в системе начисление платежей и контроля, самое главное — жилищными инспекциями, которые есть в каждом регионе страны — в работе управляющих компаний. Сейчас контролирующие органы не имеют иногда полномочий для решения обращений граждан. Основные злоупотребления связаны с тем, что иногда управляющая компания завышает платежи населения. Показатели счетчиков тепловой энергии — общедомовых счётчиков часто искажаются. Нет достоверных сведений о площади многоквартирных домов. Кто предоставляет сведения о площади многоквартирных домов — сами управляющие компании в соответствии с паспортами. У нас долгое время в этой документации был полный бардак. Поэтому мы попросили, среди других требований, правительству разобраться с тарифами.

Но у нас много проблем в развитии страны связано с так называемым свободным рынком — наследием Ельцина, гайдаровской-чубайсовской команды, навязанном нам в 90-е годы. Был принят Госдумой закон о стратегическом планировании, но, к сожалению, он не работает в российских реалиях. Поэтому в сфере ЖКХ требуется серьезное переосмысление и решение накопившихся проблем за многие годы.

 

Майя Мамедова

Эксперт разъяснил доклад о страхе россиян в случае ухода Путина

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх