Последние комментарии

  • Владимир Безбадченко
    Наглядный пример деиствия законов диалектики. Подъём, стагнация, спад, противоречие себе,  революция. Убедились как э...Я устал, я..
  • Лаврентий Палыч Берия
    В путинской версии будет наоборот-" я устал-вы уходите". Я устал, я..
  • Алекс Мар
    Тут нечто другое, чем просто корова. Депутатам ВерховнойДумы дали от МВФ задание уменьшить источник независимости от ...Почему по мнению Голиковой пенсионер не должен сметь корову на дворе иметь?

Плохие сравнения

 

Те, кто давно читают мои записи, знают, что, как политический аналитик и публицист я — человек не очень впечатлительный. Мне вот эти сильные сравнения — Веймар, ГУЛАГ, Сталин-Гитлер, Франко-Пиночет — кажутся сильными преувеличениями. Ну какая там Варфоломеевская ночь, ну какая Хрустальная… А в то же время и не понятно, как правильно подобрать слова к описанию того, что происходит сегодня.

Десятки арестованных политиков — в том числе действующих кандидатов! — это где такое есть? Сотни политзаключенных? Тысячи политэмигрантов? Определенно в Латинской Америке сейчас таких стран нет. Оттуда очень удобно брать примеры жестокости диктатур — вот с таким же количеством, как у нас, арестов и задержаний, и даже намного хуже — с бессудными казнями как у Пиночета или у ополумевших (свихнувшихся на миссии христианского спасения нации) аргентинских силовиков из «грязной хунты». Но это было сорок лет назад! И в последние двадцать лет много чего было — и демонстрации, и аресты бывших президентов, и какие-то силовые акции, но такого размаха и масштаба как в России, не было. Вон, в Венесуэле власти очень боевые, но оппозиция и в парламенте представлена (и даже имеет большинство), и крупных мэров городов из оппозиции достаточно. Кого-то из лидеров оппозиции арестовывали, но десятки? Сотни политзаключенных? Это какая-то другая категория.

В Европе стран такой отсталости — с уголовными делами за организацию митингов, с избиением граждан за выход на улицы и выражение своего отношения к политикам (это базовое право — преступно его ограничивать), с крестами за записи в соцсетях — давно нет. В странах бывшей Югославии были настоящие гражданские войны, с танками и зондеркомандами, но давно уже нет избиения мирных граждан, арестов политиков и придуманных уголовных дел. Почему они все излечились, а у нас вернулся совок пятидесятилетней давности? Тогда тоже придумывали уголовные дела для правозащитников и диссидентов — впоследствии, все они, как и любые жертвы политических репрессий (те, кто был осужден по «политическим» статьям) были реабилитированы и теперь считаются несудимыми.

Сравниваться с брежневскими временами, нищими и глухими, сейчас позорно, но и тогда не было таких масштабных облав. Суммарно число политзаключенных в худшие брежневские годы было, наверное выше, чем сейчас (в стране, вдвое большей по размеру), но даже то, что нынешние цифры можно сравнивать с цифрами режима пятидесятилетней давности — уже унизительно. Один политзаключенный — это позор для страны, а три сотни — вообще не лезет ни в какие ворота…

До «сталинизма-фашизма», конечно, еще далеко, но, получается, когда стараешься избегать сильных сравнений, можно потерять перспективу. То, что происходит сейчас — новые и новые политзаключенные, избиение граждан на митингах и просто на улицах, уголовные дела по статьям, противоречащим конституции и базовым правам россиян — совершенно ненормально.

Константин Сонин, экономист

Источник ➝
Загрузка...

Популярное в

))}
Loading...
наверх